Капоэйра в кимоно

Либердаде — один из самых необычных районов в мире.

Граффити на стене в Сан-Паулу

Сегодня мы расскажем про японский район Либердаде в бразильском Сан-Паулу.

Мягко говоря, не самое очевидное сочетание — и район тоже крайне необычный. Это самый большой японский квартал в мире, и точно один из самых впечатляющих.

Как японцы попали в Бразилию

Две страны в начале XX века оказались сообщающимися сосудами.

После почти трёхсотлетней изоляции японцев в Японии стало слишком много — а Бразилия с отменой рабства осталась без рабочих рук и открыла двери для всех, кто мог работать.

Достаточно было пообещать бедным крестьянам богатство где-то за морем, и они без колебаний отправились целыми семьями в тропики выращивать кофе и рис, надеясь через пару лет вернуться домой.

Японские дети ходили в Бразилии в японские школы, а японские взрослые читали исключительно японские газеты и совсем не собирались здесь задерживаться. 

Постер с Куросавой

Быстро перематываем на сто с лишним лет вперед.

И вот уже в Бразилии самое большое японское коммьюнити вне Японии. А третье или четвертое поколение японо-бразильцев завоевывает для Бразилии золотые медали на Олимпиаде, снимается в бразильских сериалах и становится самой высокооплачиваемой моделью мира (да, у Адрианы Лимы японские корни). 

Их дедушки и прадедушки, конечно, никуда не вернулись — уехать оказалось сложнее, чем остаться в непривычном климате.

Хотя их прерогативой всё ещё оставалась работа на земле (на рынках штатов Сан-Паулу и Парана до сих пор каждый второй продавец овощей — японец), после войны японцы начали переселяться в большие города.

И тут уж смешение японской и бразильской культур было не остановить. 

Что бразильцы взяли у японцев

Охотнее всего бразильцы адаптируют разного рода заморскую еду, стараясь сделать так, чтобы её было побольше. Японская не стала исключением.

Среди замечательных изобретений бразильской гастрономии можно выделить:

  • японско-шведский стол (неограниченный суши-буфет);
  • темаки (гигантскую сушину, завернутую конусом, чтобы удобнее было держать);
  • и главную бразильскую уличную еду, пастел (жареный во фритюре пирог с разными начинками), которой на рынках традиционно заведуют японцы.   
Закусочная в Либердаде

Но даже в Бразилии живы не едой единой.

Подобно тому, как переплелись японская и бразильская культуры, теперь сплетаются в ожесточенной схватке тела борцов джиу-джитсу, самого популярного в Бразилии боевого искусства.

Вообще-то это дзюдо, которое было экспортировано из Японии в начале двадцатого века. Оно пришлось очень ко двору в Бразилии, где борьбы без оружия толком и не знали. Разве что капоэйра — но она наполовину танец, как-то несерьёзно. 

В бразильском искусстве одна из самых выдающихся фигур — абстракционистка Томи Отаке. 

Она приехала из Японии в 30-е годы XX века и до самой своей смерти в 101 год продолжала оставлять очень заметный (в буквальном смысле) след в культуре штата Сан-Паулу.

Здесь и 70-метровый гобелен в мемориале Латинской Америки.

И памятник японской эмиграции в Сантосе, портовом городе, который принял первый японский корабль.

И скульптура весом в семь тонн на проспекте Паулиста, главной артерии Сан-Паулу.

И много разного другого, крупного, яркого и красивого. 

Чем заняться в Либердаде

Самая большая концентрация японского приходится на район Либердаде в Сан-Паулу.

Здесь ходят японские благообразные старушки, японские пьяницы и японские сумасшедшие. Японские детишки с бабушками, которые не говорят по-португальски и печальные подростки (по большей части не японские) в гольфах и с разноцветными волосами.

Подростки мечтательно сидят в японском садике и пишут в блокнотах.  

В Либердаде можно купить всё, что делает осмысленной жизнь простого японца: ванну офуро, матрас футон, благовония и разные аксессуары для буддистских и синтоистских обрядов, японские книги и газеты. 

Всё, что так прочно ассоциируется с Японией: оригами, «денежного кота» с поднятой лапой, блокнотики и пледы пастельных тонов.

Или удивительные вещи из категории «могли придумать только японцы»: кимоно для вашей собачки или сахарную вату со вкусом дыни, которая взрывается во рту.

Есть магазин японского винила, а для гиков — миллион разных видов манги и аниме. 

Еще в Либердаде уйма всяких увлекательных гастрономических заведений.

В крошечной булочной, немножко похожей на гараж, ни дедушка за кассой, ни его семья, выглядывающая с кухни на заднем плане, не говорят по-португальски. Здесь можно купить безымянный пирожок из чего-то с чем-то. Вполне возможно, это японский анпан с начинкой из сладких бобов и какого-то корнеплода внутри. 

Есть суши-бар, где последние сорок лет готовит один и тот же седовласый господин — он активный пользователь инстаграма и большой любитель «Формулы-1». 

Есть раменная, владелец которой начал делать лапшу только в 39 лет. Он открывается три раза в неделю по вечерам, принимает оплату только наличными и периодически пишет в фейсбуке на ломаном португальском: «сегодня рамена не будет, все закончилось». 

Есть тематическое кафе «Хэллоу Китти» или кафе, где вам рисуют ваше сэлфи на капуччино.

В общем, Либердаде, как и вся история японской эмиграции, получился в конечном счёте очень бразильским: хаотичным, не слишком опрятным, многолюдным, увлекательным, жилым и живым. 

Юлия Милоградоважена и мать бразильца
Сначала авторизуйтесь, а потом уже всё остальное
Поделиться статьей

Стать пассажиром

Настраивайте ленту, подписывайтесь на авторов, читайте уникальный контент

Авторизуясь, вы соглашаетесь c Лицензионным соглашением и Политикой конфиденциальности