Интенсивная архитектура Чикаго в репортаже Евгения Фельдмана

Интенсивная архитектура Чикаго в репортаже Евгения Фельдмана

Фотограф Евгений Фельдман поделился с нами фотографиями и впечатлениями от Чикаго, а журналист Ася Зольникова — интересными фактами из архитектурной жизни города. Вам остаётся только любоваться. 

Старый Чикаго сгорел в Великом пожаре 1871 года. Огонь дважды перебирался через реку, пожарные конки не успевали за огненным торнадо — в итоге были уничтожены 17 тысяч зданий и треть горожан оказалась бездомными.

Современный Чикаго вырос из того пожара: город сразу получил огромную поддержку со всего мира, а строительство из дерева было запрещено. Как раз в этот момент технологии сделали возможным строительство небоскрёбов — появились чугунные контрасты, большие оконные проёмы, лифты.

В первые же годы восстановления центр Чикаго оказался заполнен невероятными по тем временам десяти- или даже 12-этажными зданиями.

Одним из них был The Rookery, построенный в 1888-ом году. В отличие от многих других первых небоскрёбов, снесённых ради новых и более высоких, оно до сих пор стоит на улице La Salle, а внутри снуют сотрудники 600 сдаваемых офисов.

Видимо, первые квартиранты не очень доверяли лифтам — даже после того, как архитекторы первыми проехались в них, доказывая их надёжность. Лестницы с витиеватыми чугунными перилами — один из самых эффектных элементов в здании. Туда, кстати, легко попасть в рамках экскурсии.

журналист archspeech и автор тг-канала @domiki_everyday

Ася Зольникова

Принято считать, что небоскрёбы — главный маркер современной архитектуры, то, что отличает её от сооружений прежних веков. Однако высотное строительство зародилось значительно раньше: в любом старом европейском городе обязательно найдётся высокая колокольня или сторожевая башня. Другое дело, что раньше многоэтажные сооружения были необитаемыми, так как карабкаться на верхние этажи приходилось пешком. И именно изобретение лифта вкупе с водными напорными насосами позволило переломить эту ситуацию.

Буквально в паре сотен метров стоит самое высокое здание в городе — Уиллис-тауэр высотой 527 метров. 41 год, вплоть до 2014 года, когда его обогнала новая башня Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, это было самое высокое строение в Западном полушарии.

Наверху есть смотровая площадка — но Уиллис-тауэр настолько выше всех соседей, что вид оттуда открывается скорее на гигантское озеро Мичиган, чем на Чикаго.В даунтауне Чикаго — его называют The Loop, петля — много стеклянных фасадов, а улицы чуть шире Нью-Йоркских. Поэтому в определенные моменты дня весь центр заполняют солнечные зайчики, немного парадоксально подсвечивающие спешащих куда-то горожан.А ещё в районе петли на уровне третьего этажа идёт линия метро — и, сюрприз, линии по форме напоминают петлю. Когда вы идёте по улице снизу это возможность почувствовать всю трёхмерность грохочущего мегаполиса, а когда садитесь в один из поездов — шанс увидеть центр с необычной перспективы. Опоясывает район петли река Чикаго. Её развернули в 1900 году с помощью сети шлюзов, чтобы она не выносила городские нечистоты в озеро. Впрочем, зимой иногда случается необычное совпадение факторов, и река начинает одновременно течь в две стороны: из озера на поверхности и в сторону озера в глубине!

Ещё одна важная черта Чикаго — мосты через одноимённую реку, причём около 40 из них — разводные. А ещё с этих мостов открывается прекрасная панорама города.На ней видно и второе по высоте здание города — Трамп-тауэр.

журналист archspeech и автор тг-канала @domiki_everyday

Ася Зольникова

Лучшее подтверждение того, что размах проекта ещё не гарантирует его успех. Сразу после завершения строительства здание стало вторым по высоте в США после Уиллис-тауэр. Сегодня, спустя десятилетие, его называют «главным провалом чикагского ритейла»: большинство торговых площадей пустует, так как их стоимость и неудобная планировка отпугивают потенциальных арендаторов. 

И небоскрёбы Марина-Сити, первые двадцать этажей которой отданы под парковку, а следующие 45 — под квартиры в форме куска пиццы, без прямых углов. С реки видно, что подвал дома — стоянка для яхт и катеров.

Вообще, такая слоистость характерна для Чикаго, пожалуй, сильнее, чем для любого другого города. Вдоль реки идёт набережная — а за стеной от неё огромное двухэтажное шоссе. Если заплутать и попасть на его обочину, можно пройти весь центр, не выходя на поверхность и не видя ни единого дома, пешехода и пиццерии. Где-то параллельно идёт Pedway, система пешеходных подземных туннелей с выходами во многие здания, скрытыми кафе и барами. А ещё глубже идут построенные 100 лет назад и заброшенные в шестидесятых грузовые железные дороги, чуть было не затопленные по неосторожности в 1992-м.

Такая же яркая черта Чикаго — смешение архитектурных стилей, даже во вплотную стоящих домах. Ар-деко соседствует с неоготикой, скучные стекляшки — с каменными довоенными монстрами, унылые парковки — со статуями божеств на крышах. Чикагская Великолепная миля — небоскрёбы, построенные для главного офиса производителя жевательной резинки Ригли (слева) и газеты Chicago Tribune (справа).

Впрочем, и в центральном районе многие здания впечатляют прекрасными деталями.Конечно, такой сфокусированный на архитектуре город не мог остаться и без суперсовременных строений. Вот — 82-этажный небоскрёб Aqua, нижние этажи которого занимает отель, верхние — апартаменты и пентхаусы, а крышу — сад.

журналист archspeech и автор тг-канала @domiki_everyday

Ася Зольникова

Aqua — это проект Джин Гэнг, которую в этом году признали самым влиятельным архитектором по версии журнала Time. Практически все её работы направлены на то, чтобы люди больше общались друг с другом. Этот небоскреб на 700 квартир не стал исключением. Балконы здесь составлены волнами, которые открывают обзор на соседние этажи, поэтому соседи могут перекинуться парой слов, не покидая пределов квартиры. При этом с помощью компьютерного моделирования зданию придали форму, которая снижает ветровую нагрузку — это нужно в том числе для того, чтобы даже на уровне 30 этажа люди могли комфортно чувствовать себя на открытом воздухе.

Не менее примечателен и павильон Притцкера, летний театр, построенный деконструктивистом Фрэнком Гери.

журналист archspeech и автор тг-канала @domiki_everyday

Ася Зольникова

Достаточно мельком посмотреть на этот объект, чтобы вычислить его автора — Фрэнка Гери. В детстве он много времени проводил в подсобке хозяйственного магазина, которым владел его отец. Там будущий архитектор мастерил первые макеты: строил целые города из всего, что попадалось под руку (в основном это были железные детальки). В дальнейшем архитектура немыслимых форм, сложенных из гнутого металла, стала его отличительной чертой, а сам Гери превратился в одного из основателей архитектурного деконструктивизма.

А суммирует это столкновение стилей Клауд-Гейт, огромная скульптура неподалеку от работы Гери. Созданная из листов нержавеющей стали, она преломляет и искажает строгие небоскрёбы, смотрящие на озеро с первой линии застройки района петли.

Комментарии
Скрыть комментарии