26 ноября 2018

Африка от Найроби до Кейптауна: как мы за полтора месяца пересекли континент

aviasales
aviasales
Поделиться
Поделиться
Запинить

В Африку мы решили поехать спонтанно — я и мой товарищ до этого проделали знаменитый route 66 через США, и хотели пересечь следующий континент. Друг услышал рассказ путешественника, который проехал Африку на джипе, а я накануне посмотрел «Последний король Шотландии», и мне очень понравилось. Это всё, что мы знали об Африке.

Планирование маршрута

Изначально мы думали поехать из Каира в Кейптаун, но во время подготовки пришлось поменять планы. Мы не думали, что Африка такая большая. Россия из Калининграда до Владивостока — это 7500 километров, а Африка от Дакара до Джибути — 6500, почти столько же.

А ещё по дороге был Судан, где шла война — и мы решили перестраховаться и стартовать в Найроби.

Мы поняли, что вдвоём — стрёмно, и начали искать компанию. Это сейчас я понимаю, что в восточной Африке абсолютно безопасно, а тогда нам так не казалось. Искали через соцсети, но на словах все Ливингстоны, а на деле никто не поехал. Согласился и не слился только один чувак, с которым мы несколько раз пересекались в курилке. Он взял с собой друга, и мы вчетвером сели планировать. У меня был 1500 баксов, а у некоторых участников — и того меньше. Мой товарищ работал в одном купонаторе, где платили оклад и процент с продаж. Он перестал ходить на работу, про него там забыли, но оклад он продолжал получать, просто не капали проценты. На эти деньги он и поехал.

Брали гиды Lonelyplanet по каждой стране и собирали маршрут. Планирование у нас было довольно бессистемное — набрасывали в табличку, где будем ночевать, что примерно надо посмотреть, какие средства передвижения. Странные виды транспорта и расписания искали на seat61.com. В результате получился такой маршрут:

Мы поехали на полтора месяца, на каждый день был гибкий график дел и перемещений. Удивительно, но мы ни разу не отклонились от маршрута по вине местной безалаберности, только по собственной инициативе.

Подготовка: визы, прививки и сборы

Теоретически, во всех этих странах можно получить визу по прилёте. Но везде речь шла об аэропортах, а про сухопутные границы мы ничего не поняли. Так что на всякий случай мы получили визы в Кению, Танзанию, Замбию, Зимбабве и ЮАР (теперь визу в ЮАР, кстати, отменили). Все они делаются в консульствах в Москве за 1–2 дня.

Самая смешная история была с визой в Зимбабве: мы отправили одного из участников с паспортами, он пришёл по адресу из интернета, а там особняк, реет флаг Зимбабве и стоит охранник. На вопрос, где тут посольство, отвечает, нет его тут! Оказалось, они этот особняк то ли сдали, то ли у них кончились деньги, и посольство Зимбабве съехало. А флаг остался, и его охранять положено по каким-то дипломатическим договорённостям. Визу нам в итоге ставили в какой-то квартире на Октябрьской.

Сделали обязательный комплекс прививок: от гепатита А, тифа, жёлтой лихорадки. Купили и начали пить средство от малярии, но быстро забросили это дело, потому что не увидели в нём пользы.

Паковались мы налегке, возможности брать много багажа не было. Я взял палатку (этого можно было не делать), минимальный набор одежды всех сортов (шорты, джинсы, плавки), кроссовки, старую кнопочную мобилку и дедов тельник для подъёма на Килиманджаро. Чтобы не скучать в долгих переездах, скачали на дешёвенький нетбук старинный Heroes of Might and Magic III.

Кения: масаи и сафари

Первое впечатление от Найроби — это матату, главный местный транспорт (маршрутка, сделанная из TOYOTA Hiace). Название модели точно описывает эмоции от количества помещающихся в неё людей.

Дороги здесь отвратительные, маршрутки едут гружённые под самую риску, внутри украшены неоновой подсветкой. Едешь в такой под звуки кенийского рэпа вперемежку с национальными напевами, весь в неоновом моргании, как на кислотной вечеринке. Одна матату обслуживается двумя мататчиками. Водитель вечно под миррой (это такая местная трава с легким галлюциногенным эффектом, от неё ещё зубы зеленеют). Если ты не под ней, то ты к найробийскому траффику не готов. А второй мататчик — зазывала. Дверь матату не закрывается никогда — мататчик висит на ней, начитывая с космической скоростью бодрый рэпчак, которым заманивает к себе прохожих.

Сам Найроби на 80% состоит из реально стрёмных трущоб. Но Африка вообще не про города, здесь полтора красивых мегаполиса: Кейптаун и половина Стоунтауна на Занзибаре. Остальное — разной степени бардак, а вот природа — фантастическая, за ней и ехали.

Конечно, главное в Кении — сафари и масаи. Мы планировали брать собственную машину, но от людей в хостеле узнали, что это дебильная идея. Разрешение на посещение национального парка получить сложно, дороги плохие, а ещё надо знать, где находятся звери — водители это выясняют по рации, а без рации и без суахили — не вариант. В итоге мы нашли на рынке парня, который согласился всё показать на своей тачке.

Общались на афринглише — нужно говорить так, словно тебя укусила в губу пчела и заложен нос, используя очень простые слова. Из смешного, здесь говорят не «порк», а «пиг мит», например. Вообще, мясо в Африке делится на 4 типа: «чикен», «кау мит», «пиг мит» и «буш мит» (всякая странная дичь из прерий).

Этот парень с рынка обещал показать всю Кению, и не подкачал. С ним мы поехали на пять дней по маршруту Масаи-Мара, Серенгети, озёра Накуру и Наиваши, плюс мелкие соседние города. Так мы побывали в городе Нарок, например, — совсем какое-то днище без дорог и цивилизации.

Масаи ходят в одеялах типа попоны, пошитых на самом деле в Китае, и демонстративно пьют кровь. Вообще, очень очевидно, что они давно торгуют своей самобытностью — отдаёт показухой. Но посмотреть всё равно интересно. Впечатлило то, что они все очень высокие и длинноногие — под два метра. Когда масай идёт, за ним надо бежать, чтобы поспевать. Живут они в саманных хижинах (то есть, сделанных из смеси соломы и фекалий), которые традиционно строят женщины. Дымохода внутри нет: как они не задыхаются от угарного газа — не знаю. Экскурсию нам сделал местный за тендоллар. Ночевали тут же, в палаточном лагере.

Масаи-Мара

Масаи-Мара находится на границе парка Серенгети, так что дальше двинули на сафари. Здесь тоже в главной роли TOYOTA Hiace, только с поднимающейся крышей: ветерок обдувает, зверьё скачет, приятно. Надо заметить, что в сезон миграции в Масаи-Мара огромная толпа, и какого-то ощущения уникальности нет. Реально круто, говорят, в Ботсване, но там одна ночь обойдётся в 1500 баксов. По слухам, стоит того, но варианта попробовать у нас не было.

Чаще всего в объектив попадаются антилопы гну. Сначала снимаешь каждую в шестнадцати ракурсах. Через несколько часов перестаешь реагировать на них и на зебр (их нам тоже подвернулось немало). На третий день за фотоаппарат берёшься только тогда, когда лев примется сношать жирафа прямо на капоте. Пумбы очень опасные и очень глупые. Гепарды клёвые. Вообще, за три дня животных можно насмотреться на всю жизнь. Но мы потом ещё поехали на озёра Накуру и Наиваши: там посмотрели на бегемотов (самая страшная животина) и на открыточные виды розовых фламинго на глади воды.

После такой активной недели нам нужно было отдохнуть, так что мы отправились на побережье в Мтвапу — небольшую деревню на океане возле Момбасы. Добирались на старом английском колониальном поезде Найроби-Момбаса, а оттуда до Мтвапы на матату. В Мтвапе всё довольно дикое, мы случайно поселились в бандитском малиннике. Запомнился случай в местном ресторане: я заказал осьминога, прошло полчаса, ничего нет. Где, спрашиваю, мой октопус? «Поле-поле!», говорит официантка, — это значит медленно, мол, куда ты торопишься, мзунгу. Спустя ещё полчаса зову её в ярости, а она показывает мне лодку. Там, мол, твой октопус. То есть они реально поплыли мой заказ вылавливать. Было, кстати, дико вкусно.

Откиснув на побережье, мы через Момбасу поехали на автобусе в Моши. Это один из пунктов, откуда можно подняться на Килиманджаро.

Лечу

Танзания: Килиманджаро и Занзибар

Мы решили сэкономить на Кили. Вход в национальный парк стоил около 500 баксов, а это почти половина моего путешествия. Остальное — стоимость сопровождающего и прочего, зависит от количества дней. Мы жёстко торговались. Нормальный маршрут — 5+1 (5 дней вверх и 1 день спуск). Уторговались на 3+1. Я чуть не помер.

Надо понимать несколько вещей: во-первых, каждый третий до самой вершины не доходит из-за горной болезни (у нас из четверых один не дошёл). Во-вторых, ты просто идёшь, карабкаться на Кили не нужно. В-третьих, важно правильно дышать носом, идти быстрее, чем можешь дышать, нельзя. Ещё в облаке очень холодно, холоднее, чем на вершине (из-за влажности). У нас было бонусное испытание: кто-то из группы попил воды из бутылки после того, как пообедал курочкой, из-за чего вся вода в какой-то момент стала со вкусом куры. Мы называли это «куриный сочок». Больше пить было нечего, а пить было надо. В сочетании с «горняшкой» все мы встречали последнюю ночь перед подъёмом под звёздным небом Танзании, страдая от расстройства желудка. Но когда на рассвете я добрался на вершину, с наслаждением закурил. Но вид сверху нельзя назвать фантастическим. Сам факт, что ты дошёл, круче, чем вид.

Спустившись, мы отправились в Дар-эс-Салам, крупный порт. Он запомнился мне двумя вещами. Во-первых, с нас пытались стрясти денег за то, что наши карго-шорты якобы были похожи на военную форму, а это нарушение закона. Во-вторых, я наблюдал самый скоростной пикап в своей жизни. Африканка из Руанды подсела к одному из участников нашего путешествия и увела его с собой через 15 минут. И всё по любви.

После подъёма на Кили опять нужна была перезагрузка, и мы на катамаране отправились на Занзибар. Мы никак не могли найти проживание на острове, сидели в нашем хостеле, думали, что делать. И тут увидели под стеклом рекламку: звони сюда за впиской на Занзибаре. Мы позвонили и сняли себе белокаменную виллу, которая спускалась прямо к океану за 200 долларов на неделю.

Стонтаун производит роскошное впечатление, колоритный город и невероятные резные двери — после убогости большинства африканских поселений это потрясает. Занзибар — это рай на Земле, прозрачный океан, белый песок. Мы взяли два мопеда и ездили на них к ночным прилавкам с шашлычками из морских гадов, их мы уминали на месте и забирали с собой на виллу. Ещё ко мне пытались прицепиться за то, что я курил днём в Рамадан. Чуть не подрались.

На Занзике мы купались и ели морепродукты, спали на вилле под открытым небом. Пытались купить пива, нам посоветовали специальную женщину в специальной деревне, до которой надо было ехать несколько часов, спрашивать на поворотах как её найти, сверять координаты — настоящий квест. Удалось купить у неё 2 ящика пива.

Замбия и Зимбабве

Отдохнув на острове неделю, через Дар-эс-Салам мы отправились на водопад Виктория в Замбию. Но почему-то мы решили, что надо заехать в столицу, Лусаку, а туда путь лежал через Капири-Мпоши. О нём мы прочитали в Lonelyplanet следующее: «по возможности избегайте Капири-Мпоши». Но не послушались. Сели на поезд Тазара (Tanzania Zambia Railway), с которым связана смешная история.

Эту железную дорогу строили китайцы по какой-то концессии ещё в 70-х, чтобы по ней возить ископаемые в Дар-эс-Салам и оттуда грузить в Китай. Китайцы начали строить, но местные не сдержали своих обязательств — то ли кончились деньги, то ли всё украли. В какой-то момент китайцы сказали — если сейчас не заплатите, мы бросаем строительство. Местные пожали плечами — оке, мафренда! Денег нет. Так что железная дорога заканчивается в Капири-Мпоши, затерянном населённом пункте посреди глуши.

На крохотном полустанке сотни матату ждут, чтобы по прерии без дорог довезти тебя от станции в Лусаку. Ехали мы на поезде двое суток с кучей остановок. Иногда просто останавливаешься посреди прерии и стоишь. Ели в вагоне-ресторане, где стоят клетки с живыми курицами, которых они и готовят. Кстати, очень вкусно.

Из Лусаки (в которую можно было и не ехать) мы отправились на водопад Виктория. Посмотрели сначала общие открыточные виды, а потом отправились вброд через Замбези, чтобы подойти к самому обрыву. Течение быстрое, камни скользкие, пилить час. Как мы там не утопили камеры и ноутбук — неизвестно. Но зрелище открывается действительно красивое. Искупались в купели дьявола, конечно. Потом ещё спустились на рафте по реке Замбези, это 16 порогов. Тут нам повстречались выпускники Харьковского танкового училища, пятидесятилетние замбийцы с хорошим русским. Возле водопада находится мост, который соединяет Замбию и Зимбабве, так что мы перешли на другую сторону и поездом решили ехать на Булавайо.

Но выяснилось, что все билеты комфортного класса выкупили китайцы, а эконома — местные, и нам пришлось выбрать автобус. Автобус отправлялся в полночь, на часах было восемь вечера, и я убился с местными коньяги — это  что-то типа джина. В полночь я был уже очень пьян. Оказалось, что пока мы пили, у автобуса украли двигатель, поэтому придётся ждать другой автобус. Он приехал часа в три ночи, только не автобус, а матату раза в два меньше. В итоге я ехал с козой на плече, курицей под ногами и адовым похмельем до самого Булавайо часов двенадцать. Оттуда путь лежал на границу с ЮАР, к реке Лимпопо.

ЮАР, Свазиленд и Лесото

В ЮАР мы уже взяли напрокат тачку и ездили на ней. К этому моменту деньги начали заканчиваться, и я был вынужден отказаться от некоторых удовольствий. Так что мы много переезжали с места на место и любовались видами. Некоторые виды были отмечены табличками «не останавливайтесь — высокая преступность». Это сильно отличает ЮАР от предыдущей Африки.

Начали мы с Йоханнесбурга — и это днище. Здесь мог бы быть идеальный город: круглый год тепло — живи и наслаждайся, но получилось уныло. Из-за отсутствия рельефа у города нет ни вида, ни перспективы, только дешёвые малоэтажные коробушки для местных. Изначально Йози вырос на месте городков для шахтёров, слепившихся в городской массив (этим он похож на Лос-Анджелес). Во времена апартеида сюда натыкали небоскрёбов и пытались развивать бизнес. А потом это картонное благополучие развалилось, и небоскрёбы стоят теперь заброшенные — то ещё зрелище. Богатые живут в отдельных резервациях, огороженных заборами под напряжением. Перемещаться можно только на машине.

В поисках впечатлений съездили в Драконовы горы, они красивые. Потом решили накрутить счётчик посещённых стран и отправились в Свазиленд и Лесото. Справедливости ради, ничего отдельно заслуживающего внимания там нет, но когда ещё мы рванём в Свазиленд и Лесото? В Свази можно было попасть с визой ЮАР, а вот в Лесото надо было получать визу в консульстве в Претории. Но мы об этом не знали.

Мы просто приехали на границу в горах, где нам поведали о необходимости визы. Конечно, мы решили, что нас пытаются развести на очередной лохотрон. Отправили одного парламентёра (самого дотошного из нашей компании) договариваться на визу за 20 долларов на машину. Он вышел с переговоров через час и очень грустный: договорились по 20 долларов за человека. Мы тогда много ему сказали о его неумении торговаться, а когда нашёлся интернет, оказалось, что виза на человека стоит дороже. 

Эта история лучшим образом иллюстрирует одну важную штуку про путешествие по Африке: абсолютно всё и всегда здесь предмет торга. Чем меньше у вас денег и больше времени, тем дешевле выйдет поездка.

Следующим нашим пунктом был Ист-Лондон, там мы попробовали сэндбординг на побережье — когда скатываешься на доске по дюне, как на сноуборде. Но на самом деле нет: нормально можно ехать только вниз, кантом доски работать не получится. Посмотрели Элизабет-Сити, а потом в городе Германус поехали на страусиную ферму кататься на страусах. Страусы тупые. Объём глаза у них больше объёма мозга. Зато они опасные и злые, а ещё неуправляемые, бегут в произвольном направлении. Я оседлал страусиху — теперь в резюме, в разделе хобби указываю «кататься на страусах».

Проехались по Garden Route: это 300 километров красивейшего южного побережья Африки. Горы, океан, природа — очень живописно. А ещё прыгнули на банджи с моста Блукранс — это самый высокий банджи-прыжок в мире, 216 метров. Мне на него не хватило денег, но друзья сказали, что успели переосмыслить жизнь — скорость на пике там 160 километров.

Последним пунктом на карте стал Кейптаун и Мыс Доброй Надежды. Это было очень круто, потому что это лучшая часть ЮАР. Сам город невероятно красивый с кучей стройных колониальных зданий, со старым центром и портом. Гористый рельеф создаёт перспективу — можно даже подняться на канатке и посмотреть виды. Внизу плещет океан вдоль отличных пляжей. В порту в бывших складах настоящая джентрификация, отличные рестораны и движуха. А ещё обалденный музей современного искусства в бывшем элеваторе для хранения зерна, его здание — само по себе экспонат. Короче, Кейп — это идеальный город, жемчужина Африки.


После него оставался только Мыс Доброй Надежды. По дороге заехали в заповедник пингвинов (и они очень милые), а на самом мысе куча капских даманов, и они ещё милее. Капский даман — это маленький мохнатый зверёк типа барсука или енота, но почему-то при этом ближайший родственник слона. Мыс Доброй Надежды тоже не подкачал — настоящий край мира, и осознать, что ты полтора месяца ехал сюда от самого экватора было очень круто.

Что я понял

За эти полтора месяца мы многое узнали об Африке и о себе. Новоявленный афрофутуризм — это утопия, конечно. Этот континент про природу, а не про города. Зато здесь много вещей, которые совсем иначе устроены. Понятно, что глобализация скоро все это сожрёт, но пока они другие. А ещё везде, кроме ЮАР, очень безопасно. Большинство африканцев страшные раздолбаи, но очень весёлые и дружелюбные. Так что приезжай, майфренда, тебе понравится.

Поделиться
Поделиться
Запинить
Скачай мобильное приложение Aviasales.ru
Более 103 000 оценок