28 июня 2018

Самые позитивные моменты из 3 лет невероятных путешествий

aviasales
aviasales
Поделиться
Поделиться

И всё же самые вдохновляющие нас моменты, прежде всего, связаны с людьми. Потому что красиво может быть даже за окном твоего дома, но ни одна картинка не стоит и половины чувств, если с ней не связана какая-то история.

Поэтому мы решили вспомнить, возможно, не самые красивые, но точно самые вдохновляющие нас моменты трёх лет путешествий. Субъективно.

Первый раз всегда страшно

Всё началось во Вьетнаме. Мы прилетели из Москвы в Ханой и поняли, что впервые в жизни оказались в совершенно незнакомом нам мире. Мире, наполненном новыми запахами, звуками, с другим воздухом, небом и непривычным азиатским хаосом. Отчётливо вспоминается тот шок и та эйфория, которые преследовали весь первый день нашего трёхлетнего путешествия. Мы испытывали восторг от всего происходящего вокруг: от странной еды, местных жителей, архитектуры, тонны проводов, свисающих сверху, от количества людей и безумия на дорогах. Ощущение новизны, испытанное нами тогда, навсегда останется где-то глубоко внутри.

Сейчас, спустя почти четыре года, тот день вспоминается с лёгкой грустью, потому что испытать похожие эмоции удаётся очень редко. И даже несмотря на то, что полюбить Вьетнам нам так и не удалось, мы всегда будем благодарны этой стране за подаренные эмоции первого дня путешествия.

Один в поле воин

Национальный парк «Бромо-Тенгер-Семеру» на Яве пользуется огромной популярностью у туристов, но большинство из них не заходит дальше вулкана Бромо. Мы же не обратили внимания на туристический маршрут и просто проложили пеший путь к вулкану в своих оффлайн картах. Это было очень долго, сложно, но совершенно бесплатно, а главное — незабываемо.

За день мы проехали автостопом километров 50, ещё 25 прошли пешком под проливным дождём, постоянно поскальзываясь на раскисшей под ногами землёй, и всё это на голодный желудок, потому что по своей наивности (глупости) мы не взяли в дорогу никакой еды. Казалось, что на всей этой бесконечной кальдере нет никого, кроме нас, а мы — персонажи одного из тех фантастических фильмов, где главных героев каким-то образом оставляют одних на чужой планете. Вот только мы были на Земле, за плечами у нас болталась совсем не водонепроницаемая палатка, а потому ночь обещала быть весёлой.

К подножию вулкана мы добрались только к шести вечера, спустя 12 часов после старта. Было уже темно, и всё-таки мы не устояли перед соблазном забраться на вершину и заглянуть в кратер. Нестерпимо воняло серой и по мере приближения к наивысшей точке Бромо нарастал жуткий, доисторический гул, подтверждающий факт, что эта могучая стихия дремлет лишь до поры до времени. В этот момент всё пережитое за день показалось мелким и незначительным, и даже внезапно высохла промокшая одежда.

Ночь мы провели в индуистском храме у самого подножия вулкана, в кромешной темноте, гнетущей тишине и с жутким ощущением безлюдности на тысячи километров вокруг себя. И всё же утром нас ждал потрясающий рассвет, скрашенный присутствием нескольких сотен китайских туристов, которым в тот момент бы были даже рады.

Камень солидарности

На шестой день утомительного автостопа по аргентинской Патагонии, с трудом доехав до очередной деревни, мы прошли её насквозь, чтобы оказаться на удобном для водителей месте. Вокруг не было ничего, кроме бескрайних пампасов и идеальной дороги. Машин не было тоже. Зато дул нещадный, пронизывающий ветер, спастись от которого было просто негде. И тут мы заметили нагромождение камней высотой по пояс, за которым, нагнувшись, можно было спрятаться от ветра и одновременно следить за дорогой.

Недоумевая, откуда взялась спасительная стена, мы пригляделись и увидели выцветшую надпись на английском: «Когда закончите «Стену Ветра», пришлите фотографии на такой-то адрес. Мы начали строить её в феврале 2016». Уже позже мы увидели, что на каждом большом камне, держащем стену, маркером написано имя путешественника и год, когда он, в ожидании машины, достраивал её, продолжая дело незнакомых единомышленников.

Мы тоже внесли свой вклад, подложив каменей и продублировав все выцветшие на камнях надписи. Кстати, стена до сих пор не только стоит, но и растет — об этом нам сообщил один из застрявших в Патагонии путешественников, написавших нам на оставленную там же почту. Понятия не имеем, где они берут камни посреди пампасов: мы нашли от силы штук пять, хоть и обошли все окрестности. Но солидарность путешественников — это сильно, и это вдохновляет.

Пельмени, гимн и Новый год в Танзании

Три года подряд мы встречали Новый год где угодно, но только не в России. Последнее празднование за границей пришлось на юг Танзании, где мы отдыхали от африканской суеты в крошечном городишке на берегу Индийского океана. Там не было ничего, кроме грязного пляжа, рынка и индийского кафе. Не было даже захудалого ресторана, где можно было бы празднично поесть — уж очень далеко от цивилизации мы находились.

К счастью, у нас была прекрасная компания, во главе которой стоял Мэттью — интеллигентный белый зимбабвиец 55 лет, с великолепным британским чувством юмора, таким же акцентом и интересными корнями: до 1994 года его дядя был президентом ЮАР. В Танзании Мэттью занимается фермерством, а между тем скучает «по своим» и с радостью общается со всем путешественниками, по какой-то случайности оказавшимися в этом захудалом городке.

Когда в один из совместных вечеров мы с грустью рассказали Мэттью, как скучаем по настоящему Новому году с пельменями, оливье и президентом по телевизору, нам и в голову не пришло, что наши слова он воспримет максимально серьёзно. Поэтому когда днём 31 декабря Мэттью сказал нам появиться в его доме пораньше, мы точно не были готовы к килограмму свежего мяса и остальным нужным для пельменей продуктам. «Я уже купил водку, искусственную ёлку и проверил, что спутниковое работает. Так что сейчас вы лепите свои pelemeni, а всё остальное я беру на себя». Для настоящего праздника не хватало лишь снега, но его отсутствие полностью возместил Мэттью, с душой подпевающий российскому гимну на своём идеальном английском.

Маленькие радости

Со снегом у нас и правда были проблемы: с 2013 года мы видели его только мельком и в не самые подходящие моменты. Зимой 2016, в канун Нового года, мы волонтёрили в сербском городе Ужице, где обычно в это время года снег уверенно лежит на своём положенном месте. Днём 31 числа на улице шёл пакостный дождь, и наше новогоднее настроение текло по улицам города вместе с ним.

Проводив Старый год по всем русско-сербским традициям, мы всей толпой вывалились из хостела на улицу, чтобы попытаться зажечь фейерверки под дождём, и в этот момент капли внезапно превратились в пухлые хлопья снега.

Буквально за пять минут город покрылся плотной снежной шапкой, а мы первый раз три года время смогли сгрести его в ладони и даже сделать «ангелочков». Тогда мы поняли, как мало нам нужно для счастья.

И другие

Как-то мы отправились в мини-поход по саванне на севере Танзании. Нашей целью было озеро Натрон, но попасть к нему пешком оказалось не так уж просто. В результате долгой и захватывающей истории, мы остались ночевать in the middle of nowhere, поставив палатку за скудными кустами какого-то репейника. Вокруг нас пробегали гиены, но больше всего боялись мы не диких животных, а любопытных племён Масаи.

На утро наши опасения казались смешными: да, масайские дети нами интересовались, но не настолько, чтобы приближаться к инопланетным конструкциям в виде палаток. Основная проблема заключалась в отсутствии воды, потому что за ночь мы случайно выпили все свои запасы, а ближайший населённый пункт был в 20 км от нашей стоянки.

За прошлые сутки мы прошли больше 30 км под испепеляющим солнцем, стоптав ноги и натерев плечи рюкзаками, поэтому как бы нам ни хотелось пить, развить среднестатистическую человеческую скорость никак не удавалось. И вот на горизонте мы увидели приближающийся столб пыли, который через пять минут превратился в обычный рейсовый автобус. Увидев наши измученные лица и потрескавшиеся губы, водитель, не говоря ни слова, бросил нам три бутылки ледяной воды, даже не спросив деньги — и это посреди саванны, в одном из самых глухих уголков в Танзании, где ценность воды измеряется в человеческих душах.

С тех пор мы очень бережём воду и ещё больше любим Танзанию.

Всё не зря

В сентябре 2017 года на границе Боливии и Чили, впервые за три года путешествий, с нами случилась по-настоящему неприятная ситуация: у нас украли один из четырёх рюкзаков, в котором лежало всё самое ценное, включая паспорта. На тот момент мы уже год находились в постоянном пути, проехали треть запланированного маршрута, порядком устали, и всё же сильно расстроились хотя бы потому, что паспорта наши были почти полностью заполнены визами и штампами — мы лишились не только важных документов, но и памятных вещей.

Пришлось круто менять свой маршрут, и вместо исследования пустыни на арендованной машине (права тоже были в украденном рюкзаке), мы автостопом поехали в посольство, чтобы решать, как нам вернуться домой. До Сантьяго нам предстояло проехать полторы тысячи километров, и бо́льшая часть пути пролегала как раз по пустыне Атакама, которую мы так хотели увидеть.

Два дня подряд мы с тоской созерцали инопланетные, но довольно унылые и безжизненные пейзажи пустыни, а на третий день, выезжая из очередного блёклого городка, внезапно оказались посреди лиловых, белых и жёлтых полей цветов. Зрелище было настолько эффектным, что на пустой трассе образовалась пробка, а наш водитель остановился, чтобы вместе с нами выйти на поле и разглядеть это чудо поближе. Оказалось, что это был первый за 50 лет случай цветения Атакамы, самой засушливой и убийственной пустыне в мире. И в тот момент, на фоне этой красоты, появившейся вопреки всему на свете, украденные паспорта показались нам абсолютно ничтожным происшествием. Тогда мы наконец-то полностью расслабились и поняли, что всё было не зря.

За эмоции и текст спасибо чудесным Владу и Полине

За своей историей

Поделиться
Поделиться
Скачай мобильное приложение Aviasales.ru
Более 103 000 оценок