Как развлекаются в Гоа

Обещали целый год, и вот свершилось. Индия открывается для туристов — теперь, кажется, по-настоящему. С 15 октября выдаются тридцатидневные туристические визы для пассажиров чартеров, а с 15 ноября их обещают давать всем категориям путешественников.

Впрочем, интрига сохраняется: чартеров из России до сих пор нет, московские сводки по числу заболевших ковидом день ото дня все тревожнее, да и вообще, «вот-вот открыться» Гоа должен был еще в начале 2021 года. Это если верить новостям и официальным сообщениям. Однако следом за ними, минувшей весной, объявился знаменитый «индийский штамм», и пришла вторая волна пандемии.

Гостей в Индии заждались, особенно в Гоа. Полтора пандемических года (границы закрыли в марте-2020) без иностранных туристов стали особой страницей в истории штата. О ней я уже писал — повезло оказаться в Индии перед самым первым локдауном и остаться по сей день.

А сегодня предлагаю отлистать эту воображаемую книгу на пятьдесят лет назад — познакомлю вас с тремя героями местной тусовочной истории.

Представитель первой волны хиппи — американец, живущий в Гоа с 1970-х.

Второй, один из родоначальников российского рейв-движения — промоутер и диджей, открывший Гоа россиянам в конце 1990-х.

И наконец, астролог, с успехом проводивший андеграундные техно-вечеринки на гоанских плато в непростой для индустрии сезон 2020/2021.

Каждому я задал несколько вопросов — о людях, вечеринках, моде, повседневности разных эпох, о переменах. А в ответ получил захватывающие истории: с приключениями, морем, пальмами, музыкой и поэзией.

— Кем ты был, когда впервые оказался в Гоа? 

Джесси Хеймс (США, 70 лет, хиппи, организатор вечеринок, бывший торговец антиквариатом):

— Я родился в 1951-м и вырос в Нью-Йорке. Подростком ходил на нью-йоркские концерты «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Лед Зеппелин». В 69-м, как все вокруг, ездил на «Вудсток». Каждый год выходили тысячи рок-н-ролльных пластинок и сборников поэзии, кипела борьба за права меньшинств, появились противозачаточные таблетки и многое другое. При этом я с детства мечтал повидать мир, пожить в тропиках — голые девушки, папайя-джус, водопады. Меня должны были призвать служить во Вьетнам — я сказал «нет, спасибо» и улетел в хиппи-коммуну на Гавайи, где провел несколько лет. Затем, уже на Таити, встретил прекрасную девушку. Мне было 23, ей 18. Мы стали путешествовать вместе и в 1974-м впервые оказались в Гоа.

Билет из Нью-Йорка до Бомбея стоил, как и сейчас, 500-800 долларов. Потом сутки на пароме, который следовал из Бомбея в Панаджи, столицу Гоа, 700 км с севера на юг вдоль западного побережья Индии. Потом такси до Анджуны. Таким маршрутом в то время добирались все.

Мы перемещались из страны в страну, и часто были первыми, кто открывал для западных путешественников юго-восточную Азию. Проводя часть сезона на Бали, мы везли оттуда в Гоа бижутерию, украшения, одежду, и продавали на фли-маркете в Анджуне. И каждый день вечеринки.

В 70-е мало кто на Западе знал о Гоа. Вокруг него не существовало легенды, это было секретное место для своих. Но постепенно одни рассказывали о Гоа другим, из Америки и Европы приезжали новички. Мы были рады каждому, если только ты не паразитируешь или в ущерб гоанской свободе не навязываешь свои правила.

Тимур Мамедов, он же XP Voodoo (Россия, 52 года, диджей и промоутер, глава Aerodance Corporation, пионер псай-транс-движения в России):

— Не могу сказать, что в 95-м я приехал в Гоа уже опытным диджеем и промоутером, но что-то к тому моменту видел — и на первой гоанской вечеринке оказался в полном шоке. Это было сильно не похоже на то, чем мы занимались в России. 

Мне двадцать шесть лет, а я прям юнец на танцполе. Люди по возрасту были ближе к моей маме. А ведь были в Гоа еще и остатки хиппи, которые там с 1970-х, им по пятьдесят-шестьдесят лет было. Они в то время ещё тоже ходили на вечеринки. 

В 90-е в России о Гоа не знали вообще ничего. Есть видео, где я в 97-м году в эфире своей программы Дети подземелья в первый раз рассказываю россиянам о Гоа. И там есть отличная фраза: «В этом году в Гоа побывало уже больше тридцати россиян». Это с учетом того, что в две тысячи тринадцатом их было около семисот тысяч.

— Каким был Гоа, когда ты приехал впервые? Что за люди были вокруг тебя и как вы жили?

Джесси Хеймс:

— Вообще, гоанцы сами по себе уникальные. Они отличаются от остальных индийцев, и без нас любили загудеть на три дня. В семидесятые, когда приехали мы, все стали тусоваться вместе — тоже по три дня.  

Электричества не было до конца семидесятых. Не было водопровода, пользовались колодцами. Из дорог — только тропинки. Скутеры начали появляться в восьмидесятые, до этого мы ездили на велосипедах или ходили пешком. Машин тем более не было. 

Сейчас в Анджуне куда безопаснее, чем 45 лет назад. Раньше были болезни, малярия и тиф, дефицит чистой воды, и приходилось действительно быть осмотрительными в быту.

Уникальная вещь насчет Гоа — здесь не существует времени. Мы не носили часов и порой были не в курсе, какой на дворе месяц. Просто знали, что сегодня пятница, и то лишь потому, что блошиный рынок был позавчера, а он по средам. 

Обычно мы прилетали в Гоа на полгода — на такой срок выдавалась виза. Мы считали Анджуну нашим домом, ненавидели, когда приходило время её покидать. Поездка в аэропорт — всегда депрессия. Летишь обратно в Индию — и счастлив. 

Тимур Мамедов:

— Приезжая в Гоа, я жил на Вагаторе или в Анджуне, и это был рай. Заборов не было. Само понятие «забор» появилось у нас в 2005 году, когда начало много туристов приезжать.

Очень доброжелательные местные. Долгое время индусы на вечеринках практически не ходили, кроме десяти-пятнадцати человек местных. В брючках, в рубашках навыпуск и в шлепанцах, останавливались на краю вечеринки и смотрели, посмеивались себе в усики над тем, что происходит. 

Вечеринки устраивались где угодно, не как сейчас. Могли вообще в любом месте, в саду или где угодно поставить колонки и играть на полную. 

— Какие перемены в музыке, моде, вечеринках ты застал за годы в Гоа? Как устраивались тусовки раньше, и как теперь?

Джесси Хеймс:

— Я не музыкант — я парень, который платит за музыку. Тот, кто покупает генератор,  бензин и декорации.

Думаю, именно мы первыми придумали использовать в Гоа флюоресцентную краску. К пляжу, где была очередная тусовка, вели крутые ступени, и мы покрасили их этой краской для безопасности гостей. Остатками разрисовали деревья, и с тех пор флюоресцентные декорации стали появляться везде.

Оборудование — колонки, пульт и генератор — доставляли быки, запряженные в телегу. В отсутствие интернета и телефонов о предстоящей вечеринке жители окрестностей узнавали по грохоту этой телеги с техникой. 

В 85-м я отмечал свой день рождения в Баге. Дата совпала с полнолунием, пришли тысячи людей. И всю ночь играла музыка типа Стиви Уандера и Rolling Stones, а ближе к утру кто-то включил техно. Все заорали: «Выключи, выключи скорее!». Для нас эта музыка была слишком сухой, ей недоставало многослойности, не было ни мелодии, ни ритма. 

Но на следующий год, в 86-м, техно-тема просто взорвалась. В Гоа хлынули десятки тысяч. И постепенно эти люди изменили саму формулу вечеринок. На наших тусовках всегда было четыре динамика по углам, ты мог танцевать в компании друзей, глядя в любом направлении — друг на друга, на звезды, на море.

А тут все стали пялиться на диджеев, которые меняются каждые пару часов. У нас один и тот же диджей играл всю ночь, и нам было абсолютно плевать, кто он — мы общались с музыкой и друг с другом. Диджей особо не танцует, на нем нет необычного костюма — зачем мне его разглядывать?

Но так вышло, что все знаменитости из гоа-транс-тусовки — это наши друзья и их дети. Все мы вышли из Анджуны.

Тимур Мамедов:

— Пора настоящих гоанских вечеринок закончилась году в 2000-м. Португальцы хотели отметить в клубе «Парадисо», на анджунском утесе, миллениум. Большой проект под названием «Индия 2000». И буквально за неделю до этого вышла разгромная статья в журнале «Индиан Таймс» о Гоа. Фестиваль отменили, но хайп вокруг статьи лишь привлек в Гоа туристов, особенно индийских. И с 2002-го до 2011-го ночных вечеринок не было вообще. Всё заканчивалось в 10 вечера. 

В итоге от свободы 90-х — «где поставил, там и танцуй» — все свелось к определенным местам, в которых можно проводить пати. И сейчас все это стоит огромных денег, сотни тысяч. Вечеринки стали намного более коммерческими. 5-6 лет назад появились индийские организаторы (раньше пати делали только европейцы), у них жёсткая конкуренция и большие бюджеты.

Сама индийская публика за эти годы изменилась сильно, стала культурнее. Лет 5-6 назад происходящее напоминало мне Россию нулевых, когда стало много богатых людей в тусовке, прям богатых-богатых, которые сорят деньгами, прилетают на частных самолетах. Делают свадьбы в Гоа — это стало трендом.

Денис Черненко (Украина-Россия-Индия, сооснователь объединения UNDERGOA, организовавшего в Гоа крупные андеграундные техно-вечеринки на природе в 2020 и 2021 годах):

— Я начал приезжать в Индию 11 лет назад и долгое время не занимался никакими мероприятиями. Я консультировал людей по вопросам индуистской астрологии. До Индии руководил отделом продаж в российской IT-компании.

Начинали мы вчетвером, и это ещё не называлось UNDERGOA. Первая пробная вечеринка прошла в пустом бассейне заброшенного ночного клуба в Ашвеме.

Идея пришла случайно, мы просто захотели отметить конец сезона в компании друзей. Их оказалось довольно много, поэтому приглашали мы их через группу в WhatsApp. Там же мы объяснили как доехать, правила мероприятия, привезли генератор, небольшую саундсистему. И собрали 250 человек. Решили повторить через неделю — и пришло на 100 человек больше. 

UNDERGOA как слово и название организации пришло мне в январе 2020 года. Партнёров осталось двое и мы решили устроить ещё пару мероприятий, уже чуть более организованно и с концепцией. 

У нас не было огромных амбиций, мы лишь хотели сделать то, что понравится нам самим и нашим друзьям, число которых постоянно росло. Атмосферу любого мероприятия создают люди, их мы отбирали особенно внимательно. Все любят тусить на природе. И каждая из вечеринок UNDERGOA прошла вдали от клубов, отелей и вообще всего, что напоминает о курортной жизни. Музыку, которую играют наши диджеи, мы называем словом техно, но вообще в наши дни уже трудно вешать ярлыки. Просто мы всякий раз обещаем, что будет мелодично, драйвово, танцевально, что не будет хардкора и слишком жёстких битов. 

Сейчас мы с тобой находимся на плато в Мандреме, в карьере, где добывают латерит. Его режут на каменные блоки, из которых потом строят дома. 

Здесь состоялась последняя из наших вечеринок, в марте 2021-го. Пришли 553 человека. Локацию обнаружили, изучая Google Maps и катаясь по округе на скутерах. Искали место вдали от жилых домов, чтобы не потревожить шумом окрестных жителей. Присмотрев этот карьер, отправились договариваться в ближайшую деревню. Максимально важно выяснить, кто живёт на пути от главной дороги к месту рейва и встретиться с ними, либо узнать, кто является их авторитетом, и договориться с ним. 

Весь свой мусор мы просим гостей забирать с собой по возможности. «Не оставлять следов» — так мы это называем. Кроме того, мы отдельно заботимся о женской безопасности, потому что зачастую девушкам не комфортно в клубах, особенно в Индии — слишком много мужчин, которые часто пьяны и ведут себя плохо. Поэтому нашим гостям — и в первую очередь, женщинам — мы сразу сообщаем: «Если чувствуете, что вам кто-то или что-то угрожает, вы всегда можете сказать нашим ребятам на баре, они помогут».

Василий Кондрашов

Комментарии
Скрыть комментарии